Питер... Само название заставляет душу взмывать в небо. Узкие улочки, сырой воздух, вечные дожди. Кажется, его загадку разгадает далеко не каждый. Но раз ты тут, ты знаешь что нужно делать, верно? Это Питер, детка! Добро пожаловать в город мечты!
Рождество... Пора любви и подарков. Пусть и "ненашенская", но всё же. С октября месяца уже все магазины пестрели предчувствием этого праздника, будто подсказывая, что всё лучшее - впереди. Слякоть, промозглый ветер, пронизанные маетой и дождём серые души огромной столицы, не испытывающей к этим вошкающимся суетливым организмам настоящего ничего, кроме снисходительной толерантности? Возможно. Но впереди - надежда на белую сказку, в которой исполнятся мечты достойных. А вдруг?
[читать далее]
пост недели
цитата недели
Я никогда не видела смерть, не видела тяжелых болезней. Нет, конечно, слышала о них, но только от взрослых, а когда слышишь это от взрослых, но всегда считаешь себя какой-то защищенной.

это Питер, детка ♥

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » это Питер, детка ♥ » Партнерство » KINGSCROSS


KINGSCROSS

Сообщений 61 страница 65 из 65

1

http://forumfiles.ru/files/0019/86/67/56840.png
Ты ждешь поезда. Поезда, который увезет тебя далеко. Ты знаешь, к у д а хотела бы поехать, но, куда у в е з ет поезд, не знаешь. Но тебе всё равно, потому что мы в м е с т е.

0

61

http://kingscross.f-rpg.ru/viewtopic.ph … 82#p131482





DC
https://66.media.tumblr.com/21f9397036d059d90e265fe96b52db01/tumblr_nxq6ynXDCa1r9zdazo2_400.gif https://66.media.tumblr.com/9c041c3aabd08cb4d1f49b94fc032f21/tumblr_nxq6ynXDCa1r9zdazo7_400.gif
https://66.media.tumblr.com/24fbb5e9bd9205c7186d2cc5391a14c6/tumblr_nxq6ynXDCa1r9zdazo6_400.gif https://66.media.tumblr.com/2c8db293375053f87cd92f71757f86e7/tumblr_nxq6ynXDCa1r9zdazo4_400.gif
Malese Jow

Linda Park Dr. Light 26-28*
человек / мета-человек, отличная журналистка и просто "мисс обаяние"


Отношения с вашим персонажем
Я детектив, а ты журналистка, ведущая спортивную колонку. По большому счету, параллельные наших жизней пересеклись лишь один раз - когда ты оказалась несостоявшейся жертвой своего же собственного двойника. И честно скажу, мне очень жаль, что тогда я так мало знала о том, что на самом деле происходит, и не могла тебе помочь. В какой-то степени я даже завидую тебе, Линда. Ты показала себя очень храброй и смелой девушкой, не каждая рискнула бы своей жизнью, чтобы помочь Флэшу. Конечно, тогда ты еще не знала, что это Барри, но тем не менее, не смогла остаться в стороне.
После нападения Зума ты покинула Централ-Сити и никто тебя за это не винит. Ты нашла новую работу, писала неплохие статьи для домохозяек и старалась не вспоминать те ужасы, которые тебе пришлось пережить. Но все же.. все же есть в этом городе что-то, что неизменно влечет тебя обратно. Не ври хотя бы себе, Линда, спокойная жизнь не для тебя.


Послесловие
Итак, если вы читаете этот пункт, значит, вам тоже кажется несправедливым, что Линду так толком и не раскрыли - давайте же вместе исправим это недоразумение? Чем отличаются события у нас на ролевой от сериала? По сути, только тем фактом, что в середине второго сезона я никуда не уезжала, мы с Барри объяснились и дальше я уже была полноценной частью команды Флэша, то есть остальное мы не меняли, кроме Флэшпойнта, его Барри тоже не делал. Победили Зума. Потом был Савитар, угроза жизни Айрис и, наконец, уход Барри в СпидФорс - в общем-то, смотреть весь третий сезон не обязательно. Что мы можем вам предложить? В начале четвертого сезона, когда Флэша таки вытащили из СФ это привело к выбросу темной материи, почему бы Линде и не стать мета после этого? Может быть она как раз вернулась в город не так давно, словно что-то почувствовав или же и вовсе не уезжала никогда. И вполне естественно, что получив силы своего двойника, она придет в единственное место, где может получить помощь. Отсюда и будем с вами начинать.
В общем-то, мы открыты к диалогу и обсуждению, лишь бы вам было комфортно, а мы со всем поможем. Можете добавить какие-то факты из комиксной биографии, можете идти только по сериалу, можете объединиться с кем-нибудь из другого фандома, стать принцессой в прошлой жизни, например, нам будет о чем с тобой поболтать, да?
Мы все тут немного умеем в графику, обязательно утащим в медленную, но интересную игру, с удовольствием пообщаемся с вами во флуде/лс/других видах связи, любой каприз, как говорится. Внешность только не меняйте, пожалуйста, Малез ведь такая душечка *о*

мой пост

Я уже не помню, когда в последний раз полноценно и спокойно высыпалась.
Наверное, еще до переезда в Централ-Сити. Ладно, возможно, это не так и я преувеличиваю, но тупая ноющая боль в голове стала моей постоянной спутницей в последние недели. Кофе и сильные транквилизаторы помогали мне продолжать жить.. нет, не жить, существовать, поддерживали натренированное тело в форме. Спала я теперь не более пары часов в сутки, бессонница не давала мне погружаться в надежные объятия Морфея, не помогали даже снотворные в полной мере - я лежала на нашей с Барри кровати и бесцельно смотрела в потолок, с ленивым интересом считая расползающиеся по нему трещины. Еще немного, и я сойду с ума. Оглушительная тишина и пустота моей, когда-то почти нашей, квартиры неизменно давит на меня каждую ночь, которую я здесь провожу. Меня душит липкий ужас и предвкушение того, что теперь моя жизнь действительно похожа на кошмар наяву. Все, буквально таки все в этом чертовом городе, в этой проклятой квартире напоминает мне о том, что я потеряла. Я потеряла любимого человека, и никто, н-и-к-т-о не мог помочь мне, облегчить груз, висящий на моем сердце. Чтобы хоть как-то отвлечься, я с головой ушла в работу, засиживалась в участке допоздна, иногда меня буквально-таки насильно выводили из здания и под конвоем отправляли домой, где я снова оказывалась в тюрьме собственных эмоций, среди которых главенствовала одна - невыразимая и ослепляющая боль. Но я не плакала, ни единой слезы не скатилось по моей щеке с того страшного дня. И возможно, в том и была моя основная проблема. Я не выпускала свое горе наружу, накапливая его внутри себя.

Его последние слов до сих пор снятся мне в кошмарах, я никогда раньше не жаловалась на проблемы с памятью, но сейчас не отказалась бы от устройства, способного стирать воспоминания. К сожалению, для современной науки человеческий разум оставался по большей части загадкой, так что моим последним спасением стал алкоголь, смешанный со снотворным. Я все чаще позволяла себе лишний бокал вина перед сном, стоило мне оказаться наедине с собой и собственными призраками. Я эгоистично замкнулась на своих проблемах, иногда совершенно не замечая того, что происходит вокруг меня. Уход Барри в СпидФорс выбил всю команду из колеи. Не успели мы насладиться ощущением победы над Савитаром, как получили такой удар под дых, разом выбивший воздух из легких и землю из-под ног. Мы были растеряны, даже потеряны. Барри был стержнем этой команды, ее сердцем. Возможно, без него мы не сможем нормально функционировать. Я все реже навещала С.Т.А.Р.-лабс, не в силах видеть на лице Циско очередное поражение. Парню тоже было тяжело - Аллен был его лучшим другом. Нам бы всем сплотиться, поддерживать друг друга. Но вместо этого каждый их нас замкнулся в коконе собственного горя, надежно его баюкая.

К несчастью, отсутствие Флэша очень скоро стало гораздо ощутимее. Что-то такое появилось в воздухе, как воздух перед грозой пахнет озоном, так и я предчувствовала приближение больших проблем в скором будущем, втягивая воздух в легкие, едва ли не падая с ног от усталости, снова и снова патрулируя улицы, держа руку на пульсе города, который стал таким.. родным. Сегодня, против обыкновения, я дежурила не с Джо. Напарник взял отгул, вернее, Сигнх заставил его это сделать, когда на прошлой неделе Уэст едва и не получил смертельное ранение в ходе выполнения задержания. Все в итоге обошлось, пуля лишь обожгла мужчине висок и царапнула ухо, но капитан был непреклонен. Полагаю, что я следующая на очереди, но пока еще оставалась в строю, ведь все понимали, что город находится на грани чего-то очень страшного. Среди офицеров уже стали ходить слухи определенного толка. Уолли очень старался, но его продолжали сдерживать, не желая терять еще одного члена команды. Нет, не команды. Семьи.

Медленным и тяжелым взглядом окидываю новое место преступления, стараясь зафиксировать в памяти каждую деталь и попробовать восстановить сценарий развивающихся событий. Очевидно, без вмешательства мета-человека тут не обошлось. Мы снова не успели. Тяжело вздыхаю, доставая из кармана телефон и нажимая на кнопку быстрого вызова. Подношу трубку к уху, слушая навязчивую мелодию из какой-то рекламы, установленную вместо унылых гудков. На губах появляется несколько грустная улыбка. Циско в своем репертуаре.

- Ховард, аккуратнее с уликами! - не в силах сдержать негодующего вскрика, замечая несколько неумелые действия коллеги. Сердце по привычке сжалось при мысли, что Барри не пришлось бы делать замечаний. В этот момент на том конце провода ответил усталый и несколько безжизненный голос, отчего сердце сжалось снова, - Циско... - невольно поджимаю губы, чуть сильнее прижимая телефон к уху, - Кажется, у нас проблемы, не помешала бы помощь, особая помощь, - мне не нужно повторять дважды и мне кажется, что я даже слышу проблеск прежнего Циско, когда диктую адрес. В любом случае, ему не помешает немного развеяться, в последние дни Рамон буквально таки запер себя в лаборатории, работая на износ. Вешаю трубку, вновь убирая телефон в карман, снова обводя взглядом всю картину в целом, немного хмуря брови. Что-то здесь... не так, неправильно. Не уверенная точно, в чем именно проблема, я в раздражении прикусываю нижнюю губу, делая глоток уже давно остывшего кофе, которое купила еще по пути в участок рано утром. Я едва ли не выплевываю напиток, замечая новое действующее лицо. Мне с огромным трудом удается сдерживать обуревающие душу эмоции. Это нечестно и несправедливо по отношению к появившейся в поле моего зрения девушке. Но тиски вокруг сердца сжимаются лишь сильнее.

- Я возражаю, тебе не следует здесь быть, - каким-то чудом мой голос звучит ровно, я перехожу сразу к делу, не тратя время на ненужную вежливость, в горле встает горький комок, который я с трудом, но сглатываю, - И ты никак не можешь нам помочь, только мешаешь. Как ты вообще узнала о месте преступления? - невольно прищуриваюсь, окидывая стоящую рядом журналистку подозревающим взглядом, понимая, что это не может быть случайностью или совпадением. Никого из журналистов или просто любопытных в квартале замечено не было - он вовсе был оцеплен по всему периметру. Но у меня нет сил сейчас разбираться с ней.

- Иди домой, Айрис, не заставляй меня привлекать Джо, - с моих губ срывается практически усталый вздох. - Я.. я позвоню тебе потом, расскажу, что могу, только.. уходи сейчас, - с особым нажимом и интонацией произношу последнее слово, стараясь все же не выказывать ей всех своих чувств, разумом понимая, что это не ее вина. Она провела в смертельной опасности непозволительно большое количество времени. Ей тоже нужна сейчас поддержка и помощь, но я не могу её оказать.

0

62

http://kingscross.f-rpg.ru/viewtopic.ph … 07#p131607



H.P. LOVECRAFT CTHULHU MYTHOS
http://s7.uploads.ru/UzT4O.png http://s7.uploads.ru/ZDE7v.png http://s5.uploads.ru/yJfjQ.png
(for example)
female: merve bolugur / male: harry lloyd

Shub-Niggurath
божество извращённого плодородия, прародительница рождения и потомства, тёмная мать древних, чёрная коза с легионом младых


Отношения с вашим персонажем

http://s8.uploads.ru/yEDt5.png

«... оно по-своему мужчина, и оно по-своему женщина, поскольку что, кроме материнской матки, порождает плотскую жизнь на земле или под землей? ... »

http://s3.uploads.ru/Cfb2w.png

[indent]Она древнее звёзд, древнее земли которую топчет — прекрасная и чудовищная Лилит, изгнанная из рая.

[indent]Она была рождена для того, чтобы стать матерью легиона Лилимонов, армии слепых козлят с тысячью ртов и копыт — она отвращает, она вызывает благоговейный трепет.

[indent]Она ложится под великого короля-колдуна, под отца Ктулху; три тысячи раз ми-го воспоют её, три тысячи раз разобьют её отпрыски первородных старцев.

[indent]Она знает, божественное всегда ужасает.

[indent]Она прислушивается — каждый год её имя звучит всё чаще; «ай-ай! тёмная коза непроходимых лесов» — древние боги, мёртвые боги влекут смертных, что огонь мотыльков.

[indent]Она всегда там, где к ней взывают; где сбивают ступни в кровь, где приносят кровавые жертвы и говорят о ней с придыханием — великая и вечная Мадонна плодородия, услышь нас.

[indent]И она слышит, и она является; не в обличье, порождённым бездной, не в жутком переплетении усиков и щупалец — в нескончаемом пиршестве зубов — она прекрасна, он совершенен.

[indent]Оно знает это.

[indent]Всемогущая бессмертная дочь тёмной материи, сестра-Венера первозданного космоса, прожорливая мать-блудница всех миров, пожирающая собственных детей, любовница короля Ктулху, сука-невеста Сириуса, отца Великого змея, отца Фенрира…

«тысячи раз менялись обличья, тысячи раз я была мужчиной, я был женщиной;
тысячи раз ты была внутри, тысячи раз я был на тебе, тысячи и тысячи раз мы порождали детей:
чудовищам твоей утробы не будет конца»


— POV FEMALE LOKI & MALE SHUB-NIGGIRATH —
http://sd.uploads.ru/HDLxB.png

Мёртвые отпечатки раскрашенных лиц.

Она помнит их везде; в череде мутных зеркал, перед выходом на сцену и даже в собственной крошечной гримёрке — она улыбается, чуть кривит губами; улыбка болезненная, полная от самолюбования.

Боже мой, — думает она и смотрит на гору грязных кофейных чашек, — сегодня его день.

Девочки в нишах смеются, девочки в нишах режут вены — они бесконечно завидуют.

Удушливый запах раздражает её: она садится напротив зеркала и тянется к белому облаку — чуть промокнёт лоб, тронет белилами соблазнительную ямку грудей; порошком да графитом очертит скулы.

Из зала доносится свист флейт.

Сегодня он снова будет смотреть на меня, — думает она, и избалованная вниманием усмешка отразится в треснувшем зеркале — кажется, что оно было здесь всегда.

Посмотришь в трещины — она знает, она помнит наставления матери — жди беды.

Её волосы, настоящие женские волосы падают каскадом; сзади раздаётся насмешливый голос Сюзанны: «только поглядите, как Лантана ждёт своего козлика».

Морщится, недовольно морщит губы — ей не нравится, когда девочки так его называют.

Неуважительно, почти дико, почти кощунственно; разве её благодетель этого заслуживает?

«йа! йа!»

Иногда его голос звучит как блеяние.

Девочки молчат, девочки не смеются, когда она приходит назад — без сил — она обводит помадой день календаря, день когда солнце словно не светит, а небо затянуто такими плотными тучами, что ей становится страшно.

Раз в три месяца она танцует для него, только для него.

«гори, моё пламя по ту сторону жизни»

Она выводит странные узоры — он просит — она нацепляет чёрную шкуру, растирает чернила да графит на обнажённой груди; она подводит глаза пальцами, она походит на духа, на обнажённую невесту бронзового века — жертвенного козла, которого вот-вот пожрут. Две руки действуют так, словно для этого они — изящные, тонкие — и были созданы.

Глаза её похожи на тлеющие звёзды — зеркала души, которой в них нет.

«близится ночь урожая»

Констанция в маске из павлиньих перьев отступает, испуганно освобождает дорогу — когда она тянет руки к маске да козлиным рогам, к двум тугим полукольцам — чёрным, будто сама ночь; она примеряет, она ужасает.

Расступившись, девочки замолкают — жаль, что не на всегда. Жаль, что лишь на сегодня она их чудовищная, их дикая королева.
Но её благодетель в силах исправить и это?

Почему-то она знает — он в силах изменить всё.

«всемогущий, вернувшийся из черных лесов, из самой бездны»

Когда она заходит в ту самую комнату цвета спелой клюквы, волосы её всегда развиваются. Качнёт бёдрами — тонкая полоска плюша цвета лишайника падёт к его ногам; она падёт на колени — соски такие напряжённые, такие чёрные, будто порождённые праматерью-ночью.

Он улыбается — даже согнувшись, даже упав головой ниц, она знает, что он улыбается — в своём глубоком кресле из тёмно-зелёной парчи; всегда в чёрном, всегда — с мертвенно-бледной кожей и изящными, аристократическими кистями.

Страх рядом с ним — всегда роскошь.

«разве я не прекрасна?»

В панорамном зеркале из красного дерева танцует и поёт её близняшка — пламя не обожжёт, не укусит. Она горит так ярко, до изнеможения — она пускает себе кровь, она станцует на осколках стекла, она призывает его. Улыбающийся, чуть блеющий в тон её крикам, да кто же ты такой?!

Язык у него длинный и такой чёрный; он везде, он повсюду.

Падая, она лишь мельком видит его лицо — пляска их тел длится часами — они сплетаются узлом, они рождаются-умирают, жидкости в их телах вскипают; сглатывая, она ощущает лишь жуткую горечь.

«древний козёл, питающийся лишь мертвецами»

Она медленно вздыхает и жадно смотрит на бутылку бренди — лучшего в городе — он не откупоривает крышку, не освобождает стекло от пробки — просто, слишком изящно отламывает горлышко и поливает её, точно цветок.

Всю, без остатка — она смеётся, она плачет — она чувствует, что растворяется; почти тлеет.

«йа! горящая мать младых! йа! распутница тёмного созвездия! йа! сука-любовница шаб-ниггурата!»

За дверями комнаты музыка срывается на крик, крещендо барабанов оглушает — она разглядывает его, она знает что никогда не увидит его настоящего, что он исчезнет так же, как и пришёл — но она всё равно ждёт. Ждёт глотка настоящей силы (после ночи с ним она способна опалить весь город), глотка внеземного чёрного пламени — присутствия, отца её чудовищных детей — ждёт глотка ужаса, глотка понимания — даже горького глотка лучшего в мире бренди.

Быть может, ждёт до сих пор.


Послесловие
wanna make 1000 dark young with me, baby? http://funkyimg.com/i/2vVcs.png или, проще говоря, я жду тебя ради яркой чернухи, мотивов Лавкрафта и тёмной красоты (я тут сам на пол шишечки та лютая дичь из фильма Ритуал по произведению Адама Нэвилла), которую воплощает союз Локи и Шабби (well, я только разогреваюсь на уменьшительно-ласкательные) — во-первых, я жду женщину, во-вторых, я жду мужчину и в-третьих, я жду игрока, который потянул бы оба толкования образа тёмного козла/козы; Шаб-Ниггурат может говорить о себе в любом лице, он может принять любой облик, и именно поэтому я не хочу вас ограничивать ни в чём: хотите женщину? изи-пизи, расчехляю писю (jst kidding); хотите мужчину? как два пальца об асфальт — по моим задумкам и привязкам к вселенной Американских богов, Шабби является тёмным покровителем Ловкого и богиней со сверхуровневой магией под названием "а давайте поможем Локи не умереть от копья мёртвой шлюхи"; чью сторону принять, кому помогать, кого пожирать — в наших более чем свободных отношениях решить такие мелочи будет легко; я жду игрока, который худо-бедно разбирается во вселенной Лавкрафта и который хочет переплести эту красоту с Американскими богами Нила Геймана; знание всего и вся мне точно не нужно — я жду лишь вашего желания уйти с головой в сложные взаимоотношения персонажей-трикстеров; это не будет любовью, не будет тривиальным родством да тягой двух сломанных душ: я жду божество, на ряду с которым Локи будет осознавать свою ничтожность и бессилие; божество, которому сам Локи будет поклоняться и тайно мечтать сьебаться автостопом по галактике (или прихватить сочный кусочек древнего могущества Шабби); я уже с нежностью упоминаю вас и наших омерзительных отпрысков в постах и поэтому жду как последний мудила: жду и прошу внимания богини в лице внефорумной активности, постов от 5тысяч символов (сам я пишу в среднем около 10к) и толкования образа леди-стервы и самовлюблённого бога; это будет красиво, это будет сложно, это будет горячо, я вам обещаю с: and в твоём присутствии я обещаю начисто забыть все нелицеприятные синонимы, связанные с козлами

мой пост

http://sg.uploads.ru/a1XT7.pnghttp://s7.uploads.ru/J0smk.pnghttp://sh.uploads.ru/iSArx.png
— ICE NINE KILLS — FREAK FLAG —

Однажды отец продал свою дочь; и король бы убил её, и король бы сделал с ней страшное — так всё и было, пока не пришёл он.

Отдалённые звуки сирен, тихий шум вентилятора — она лежит на постели в том, в чём и пришла — он рассматривает прикроватную тумбу с остатками завтрака: крепкий кофе без молока и упаковка кремовых пирожных-ассорти.

Он знает, он пробовал — ему нравятся те, что белые.

Чёрно-лунно-золотой мир — из её окна так хорошо видно Кассипею.

Созвездие-дева, привязанная к стулу, нет, всё же зубы позабытого бога — младые блеют, дети предчувствуют пиршество — он давно задолжал их матери.

Быть может — и монетка (жалкий пенни) делает полный оборот — быть может сегодня у него получиться; с улыбкой на ноющих губах, с искрами в тлеющих глазах он рассчитается с долгом.

Монетка между пальцев, монетка в ладони, монетка в кармане; этой дождливой ночью Петра просыпается первой.

Под подушкой она прячет ствол — подарок и напутствие хорошего-плохого копа Бобби — он знает о них всё; к сорокам четырём годам (уже через год) у него обнаружат рак, он не выживет — Петра будет думать о нём всё реже.

Ведь всё её мысли только о Уилле — детская любовь, какая она на вкус?— и о странном человеке в свитере, о человеке с улыбкой чеширского кота, в которого она выстрелила дважды; два выстрела — и оба на поражение.

Две дырки в кашемире — весна нынче запаздывает.

Звук возводимого курка кажется громче пушечной канонады; Петра напугана и растрепана — малышка-коп, играющая роль наёмного убийцы — тёмные волосы заплетены в небрежную косу, будто набегу.

Он всматривается, он усмехается —  пистолет она опускает совсем неуверенно.

— Как ты… как ты здесь оказался? — вполне понятный вопрос; ключей у него нет, по правде говоря, нет ничего, кроме пенни и серебряной зажигалки в кармане — но вот он здесь, в захолустье Треугольника, в съёмной квартире на десятом этаже. Обои почти обтёрлись, местами слезли, и всё же…

Он знает, что на фоне этих обоев она убила своего отца.

Он знает о ней всё; знать — это его работа.

— Ты забыла запереть окно. — говорит он честно, открыто; стоит себе у подоконника в кашемировом свитере с двумя пулевыми отверстиями  и лукаво так, с прищуром посматривает то на на неё, то на гнилую Луну за окном — червивую, склизкую, точно шляпку старого гриба.

Она больше не выглядит удивлённой — она напугана до дрожащих губ.

— Что ты такое? — когда он приближается, стройный, поджарый, в чёрном кашемире на голое тело, она в ужасе отстраняется; он придвигает стул и садится совсем рядом с кроватью — ноги раздвинуты чуть шире чем она привыкла.

Странно, что она не спросила об этом раньше.

Он улыбается — маняще, почти снисходительно — её дыхание учащается.

— Я предпочитаю считать себя личностью. Впрочем, валяй… — он откидывается на спинку стула и вздыхает, тихо, но с придыханием; он знает как сейчас выглядит в её глазах: — … я не обижаюсь. Сборщики урожая редко обзаводятся толпой почитателей.

Она молчит, рассматривает его так долго, что любому — но не ему — стало бы не по себе.

Симпатичная, ещё совсем юная; если бы не работа, если бы она не была его долгожданным, очередным вложением, быть может…

Янтарные, с отблесками пламени, глаза бизнесмена и серовато-напуганные глаза кошки, угодивший в добровольный капкан.

— Кастилло убьёт Уилла? — она не ждёт его ответа, ответ давно лежит на поверхности; монетка в его руках снова переворачивается и падает в раскрытую ладонь.

Мгновение — и её пальцы, длинные, дрожащие, изящные, обхватывают его запястье.

Монетка в кулаке, монетка под замком — подумать только, она первая, кто не побоялась к нему прикоснуться.

— Петра, я не спасаю людей. Ни от Кровавого Торгаша, ни от призраков собственного прошлого… — он помнит, он видел, словно был там; как раз за разом (сколько их было?) она вонзала в тело своего опекуна нож — он визжал как свинья с пакетом дури в руке; как схватила рюкзак и убежала прочь, оставив всё — даже первую любовь. Как слонялась по улицам, как скручивала колёса и питалась остатками с чужих столов.

А теперь она здесь — молит его спасти того самого мальчишку, которого однажды уже бросила.

Она готова на всё; следующим утром он вновь и вновь убьёт для неё — и сейчас, сидя на этом засаленном стуле, переплетая их пальцы, их сделку он почти чувствую вырванной сердце из чужой груди.

— Но на Румпельштильцхена ты тоже не похож. — он в тысячу раз хуже; её взгляд полон несбыточных надежд: на счастливое будущее, она Уилла — он думает, сказать ли ей, что у них родится девочка? Нет, не нужно — она уже знает, что у этой сказки не может быть счастливого конца.

Злой карлик не спасает принцесс добра ради.

Она забудет, она его обязательно забудет; он уверенно встаёт, он высвобождается и направляется к открытому окну — она должна забыть его, чтобы жить дальше.

— На что ты готова пойти, чтобы спасти Уилла? — у самого окна он останавливается; улыбка уже не кажется такой довольной — он почти печален, почти уверен в том, что это конец. Кастилло умрёт, сгорит и Феретти — через год он вновь сядет на засаленный, пусть и другой стул. Через год он вновь посмотрит в эти глаза, в эти прекрасные серые глаза полные от слёз.

Он знает, что даже на последнем месяце беременности она не будет тучной.

— На всё. Я дам тебе всё, что ты захочешь. — без страха, без упрёка; другого он и не ожидал.

Он примирительно прикроет глаза и вздохнёт — кончики губ чуть тронет усмешка; нечеловеческая, совсем не добрая. То, что связало их — сильнее любого желания.

«Кастилло за тебя ещё отсыплет»

Каждая сделка — это поцелуй; как штамп, как его личная подпись — через год он стоит перед крошечным деревенским домиком. Солнечные очки на голове, тёмные брюки, тёмная рубашка — работа у него такая, хмурая.

Совсем невесёлая.

Эти моменты он ненавидит поболее других: тихий стук в дверь, переступит с ноги на ногу, задумчиво осмотрит небольшой садик — Уилл откроет в тот самый момент, когда он почти проникся этим местом.

Всего лишь Сборщик долгов, не_карлик-Румпельштильцхен.

Глазка у них нет — что попишешь, семья совсем молодая — при виде его фигуры Уилл не может сдержать ужаса. Оступится, перекрестится; салатник падает из его рук и разбивается на крупные осколки. Он не винит его, нет, ни капельки — его и правда стоит бояться.

Ненавидеть его кажется таким правильным, таким… человечным.

— Время пришло. — он бы улыбнулся, он бы протянул руку — привет Уилл, отлично выглядишь! — но он в этом бизнесе уже не первый год; никто не любит коллекторов, никто не рад их возвращению — особенно если ему не нужды деньги.

Он здесь за её душой.

Петра, моя милая Петра.

Они оставили всё: отбросили сожалению, выкинули пистолеты и наслаждались друг другом, только друг другом — какого это? Он не знает, он никогда не был по-настоящему счастлив; когда Уилл приглашает его на кухню — предлагает виски, и он улыбается, и он соглашается — Петра ещё не вернулась с рынка.

Всё это лишь фальшь — делая первый янтарный глоток он видит, что сомнений, что надежд в глазах будущего отца не осталось. Лишь решимость, лишь застывшая маска их страха и боли.

Открытая дверь — бутылка молока разбивается вдребезги; он смотрит, как белая жидкость растекается по деревянному полу — её жизнь разрушена — этот день изменит всё.

Нет, не этот, моя милая Петра — ты всё решила ещё год назад.

— Пожалуйста… — ему почти больно, ему почти грустно; он качает головой, заставляя её схватиться за живот и умолкнуть — Уилл ещё не знает, что она ждёт ребёнка.

Но он знает всё.

— Мне жаль, Петра, но такие долги не прощаются. — чистая правда; ему совсем не нравится эта работа, но он должен, он обязан играть эту гнусную роль — демон перекрёстков, чудовище и монстр, исполнитель желаний.

Младые всё ещё блеют — в углах, на магистралях его изуродованного, его мёртвого подсознания.

Уилл просит всего минутку — высокий и худощавый парень с добрыми глазами; уже в дверях он наблюдает, как нежно он целует её губы, как стирает её слёзы — в такие моменты он не понимает, в такие моменты он по-настоящему завидует — печаль давит горло, очки сдавливают виски.

— … Всё будет хорошо, милая, я обещаю. — так больно дышать, странные мысли, словно черви, роятся в моей голове. Воспоминания?

—… Ты — единственный, кого я любила и всегда буду любить. — его прошибает озноб, эти слова ничего не значат — он не помнит ничего, не может вспомнить, как бы не хотел; но как же знакомо… как же, чёрт возьми, больно дышать.

Они плачут, мы плачем — мир разбивается вдребезги.

Уилл стоит рядом с ним, тянет руку к входной двери; принцесса видит, принцесса понимает, что произошло — она кричит, но ноги словно прилипли к полу.

Добровольная жертва, его последняя жертва.

Грустный конец в этой несчастливой сказке.

Румпельштильцхен победил, он всегда побеждает.

Он выходит — весь в чёрном, очки вновь скроют глаза; прощай, моя милая Петра, прощай и ты, малышка — будущее расплывчато и непостоянно — ты назовёшь её Сюзанна или Эбигейл? Выходя, даже он этого не знает — Уилл решительно шагнёт за ним следом.

— Нет, Уилл! — она побежит, она с силой распахнёт дверь; жаль, никого уже не будет.

Только крошечный садик и подъездная дорога — ни следов, ни голосов, ни души.

И никого, кого можно оплакать.

— FAUN — HORST DU DIE TROMMELN —

«…» Капли воды, что слёзы — я помню, как его руки немного дрожали; он — всего лишь солдат, всего лишь не съеденный временем мертвец, забытый бог, не знающий слов любви; быть может, в последний раз его губы касаются влажных щёк и стирают капли, что слёзы.

Я помню их, вспоминаю всё чаще — быть может сегодня мы видимся в последний раз.

Ты слышишь, дверь вот-вот захлопнется — и не останется ни души.

Он вытирает кожу насухо, растирает мои плечи махровым полотенцем — белый на бежевом фарфоре — а я не могу оторвать глаз, не могу не поцеловать, не замереть на мысочках — даже косточки на ключицах разукрашены синим.

Всё скоро закончится — огонь однажды догорит, солнце однажды погаснет.

Синяки на бёдрах ещё болят — отпечатки его пальцев — я вспоминаю, как была принцессой, как была душой полыни и ряски, Зелёной феей — прекрасной Банши, королевой и богиней старого сердца друида; я был богом, я была богиней.

Повертеться перед зеркалом, улыбнуться самой себе — он коснётся тёмных пятен на коже, сотрёт их нежно — точно чернильные следы. Я вздохну — так сильно затянет корсет, он вздохнёт — так нежно я застегну пуговицы его рубашки.

Ритм-секция наших душ.

Штыки на плечах, куртка-косуха — рыжие кудри и то знакомое, искажённое от ярости лицо — одно заклинание перед её появлением в кафе, один волосок в моих руках. В гневе я страшнее и коварнее всех ведьм. Три пузырька, наполненные травами — я высыпаю их в себя целиком, съедаю и её волосы; рыжие, кудрявые, настоящие.

Трижды произношу ненавистное имя, трижды прикасаюсь к волосам, к собственным губам — ты будешь моим, только моим.

Я — это она; богиня охоты, богиня клубничного смузи; я — сама Флидас.

В чёрной коже и платье в пол; декольте такое глубоко, что кончается у самого пупка.

Быть может, это и привлекло гостей, как привлекло ошарашенного водителя — бриллиантовая серёжка тускло поблёскивает в ноздре.

Подчинения мне недостаточно.

Он ведёт меня под руку — пусть я и она, пусть и должна вызывать лишь ярость — я улыбаюсь, чуть лукаво; праздник в самом разгаре. Клятвы отданы, жених и невеста, нет, вновь муж и жена встречают почти ошалело — в лесу, специально очищенном перед праздником, никто не рад нас видеть.

Браслет призывно поблёскивает на моей руке.

Невидимый меч спрятан за спиной; кельтская магия, ничего большего.

Идунн кажется растерянной; я одна украшена как цветок смерти — рыжий на чёрном.

— Веди себя как можно более неестественно. Они должны поверить, что ты под заклятьем и не причастен к тому, что случится. — что обязательно случится, ты знаешь; я готова на всё, костьми лечь, но заставить его заплатить; странно, но Хеймдалля нигде не видно.

Я говорю тихо, лукаво улыбаюсь; ещё немного, и Скади поймёт, чью роль я играю.

Мне нужно найти Хеймдалля, я должна его найти прежде, чем случится непоправимое — от съеденных трав, от переизбытка заклинаний меня мутит — плохой знак.

— Ты его видишь? — нельзя его упустить, я нервничаю; меч неприятно оттягивает спину под курткой; меня бесит взгляд, с которым Браги рассматривает меня, нет, моё декольте.

Соски едва прикрыты — куртка в штыках распахнута настежь.

Эхо желаний и удовлетворения; от него чуть пахнет водкой и медовым, подгоревшим тостом — моим запахом; я чувствую оттенок гвоздики и полыни, сухой вечноцвет навевает тяжёлые, но совсем свежие воспоминания — Браги, как заворожённый, всё ещё рассматривает нас.

— Кажется я знаю, на кого сегодня будет передёргивать наш старый-добрый идиот Браги. — усмешка, не больше; я проводу рукой по его груди, я улыбаюсь; всё правильно, всё так как и должно быть. Пусть и в последний раз, пусть всё брошено на кон — голоса из леса взывают ко мне.

Я осматриваюсь в последний раз; два чёрные тени среди празднества.

— Красный идёт тебе куда больше, чем ты думаешь. — я лукаво улыбаюсь и переплетаю наши пальцы, Скади, кажется, постоянно отвлекается на наши фигуры (или на тёмный вал, вздымающийся надо мной?).

Пусть так — чтобы подразнить её, я оттягиваю высокий ворот острыми ноготками и оставляю яркий засос; на каблуках даже не приходиться тянуться.

— Потанцуй со мной. Пусть все знают, кто король и королева этого вечера. — на мгновений зелена глаз сменяется янтарём  — ведьма, чьи щёки розовеют, глаза сверкаю, как гаснущие звёзды. Никто не может устоять — сколько во мне тепла, протяни руки, протяни и узнаешь как горячи едва тлеющие угли первозданного горнила.

Всего одна ночь полная тайн и признаний; единение душ, моя милая Петра, теперь я понимаю.

Я увлекаю, я тяну за собой — я ведь ведьма, которая похитила тебя, твоё имя — охмурившая, покорившая чужого бога в день простой слабость. В день человеческой боли и смятения — твой лучший друг, твой брат бросил тебя?

Тебе не нужен никто, кроме меня.

Я смотрю на тебя и вижу совсем другого; словно даже на острие ножа ты превращаешься в кого-то в тысячу раз лучше. Тебе ведь нравится, тебе почти интересно? Мы примерили маски, которые уже не сможем снять.

Грубоватый мужчина с проседью в волосах со старомодной косой и рыжий, почти расплывающийся в толпе чертёнок в чёрном; жрица дракона, мать крови и танец, похожий на охоту.

Я танцую, брага и вино льётся рекой; я перехватываю у официанта крошечное печенье с серебристого подноса — вкус сыра и специй наполняет рот; я такое просто обожаю.

Голодно, почти жадно облизываю остатки-крошки с пальцев — чёрный лак на острых когтях будто впитал в себя бездну.

Это и есть свобода? От спутанных волос до пряжек-штыков на туфлях — подол украшен россыпью бриллиантов; платье, стоящее дороже жизни всевидящего. Ну где же ты?

Здесь настоящая жизнь; звуки пианино, гитар, громче, быстрее — или это всего лишь кровь отбивает свой ритм в моей голове? Мой смех звучит как льющееся из бутылки вино; весь в чёрном, он держит меня в руках и губы растягиваются в улыбке — зубы такие белые, губы такие манящие.

Ну где же ты, неуклюжий, всевидящий, всеслышащий медведь? Музыка давно срывается на свист.

Я танцую, я облизываю пальцы на которых давно не осталось даже привкуса сыра и специй — этот вечер, разгорячённая вином и водкой кровь.

Где же ты? Выходи — я почти в нетерпении.

0

63

http://kingscross.f-rpg.ru/viewtopic.ph … 37#p117237


MARVEL
https://66.media.tumblr.com/5633d7ec3bed4495f18a4bee3d449ece/tumblr_o85vehlpjC1rpzbdgo2_r3_250.gif https://66.media.tumblr.com/2f28b869d787df055dcff2fe82acedea/tumblr_o85vehlpjC1rpzbdgo6_r1_250.gif
https://66.media.tumblr.com/8799bb4f9723f1497639b23eb5e511ad/tumblr_o85vehlpjC1rpzbdgo1_250.gif https://66.media.tumblr.com/f7044d72908973aed99b4a02e7bc0923/tumblr_o85vehlpjC1rpzbdgo5_r1_250.gif
Ian McKellen или Michael Fassbender

Erik Lehnsherr ~80
мутант, революционер


Отношения с вашим персонажем
Не буду расписывать подробно, кто такой Магнето, это тот персонаж, который творит историю. Один из самых известных мутантов, его сверхспособность управлять металлом делает его опасным противником. Эрик не верит в мирное сосуществование людей и мутантов, и его война никогда не закончится. Спешу тебе напомнить, что помимо революции у тебя есть дети, сколько точно, вспоминать тебе самому, но пока мы можем поговорить обо мне и близнецах Максимофф. Я запомнила тебя, когда ты приходил в дом к моим приемным родителям, мне было 13 лет, ты разыскивал мою мать, на тот момент ее уже давно не было в живых. Мы немного пообщались, и ты оставил мне на память безделушку-талисман. Когда проявились мои силы, и я осознала, кем являюсь, и стала собирать информацию о мутантах, то поняла, что за гость приходил в мой дом. Понимал ли ты тогда, что я твоя дочь? Если да, то почему меня не забрал? Может сейчас, когда мои силы проявились, а мой псевдоним Полярис стал известен среди мутантов, ты все-таки узнаешь во мне свою дочь?


Послесловие
Роль ответственная, хочется видеть грамотного игрока, который не только будет любить своего персонажа, но и писать заявки, помогать придумывать общий сюжет, участвовать помимо личных эпизодов в сюжетной игре. Практически весь текущий состав каста Marvel опирается на мувиверс, так что давайте придерживаться его как основы. Если в качестве внешности возьмете Фассбендера, не забудьте обосновать в анкете то, как Эрику удалось остаться таким молодым за все эти годы. Я скорее медленный игрок, нежели быстрый, но скорость игры обязательно обсудим, как придете. Пишу посты от 2 до 7 тысяч символов, веду эпизод то от первого, то от третьего лица, по настроению. От Вас буду ждать примерно того же в игре. С радостью узнаю Вас получше, но сыграюсь и с занятым в реальной жизни человеком. Помимо меня, Эрика очень ждут Ванда и Пьетро, Билли Каплан, который тоже связан с Магнето родственными узами, ну а еще у нас недавно появилась шикарная синяя женщина Мистик, которая тоже очень Вас ждет! На форуме сейчас нет ветки людей Икс, ее придется развивать и выстраивать с нуля, но такой персонаж, как Магнето, без игры не останется. Мы ждем от Вас разве что базовой грамотности, адекватности и ответственности, семья очень ждет Эрика, не берите роль, чтобы бросить ее через пару дней. Приходите скорее, мы Вас ждем! 

мой пост

Вопросами вербовки новых людей почти всегда Лорна занималась лично, и причин тому было множество. Во-первых, Лорне нравилось знать, что происходит в лагере, быть в курсе того, как обстоят дела и каким людям они помогают. Как бы ни банально это звучало, но ключевым компонентом секретного лагеря является его секретность, соблюдение которой не самое простое дело. Один человек с дурными намерениями или, напротив, идиот, не желающий ничего плохого, но просто не понимающий, насколько все серьезно, способен погубить всех. Риск слишком велик, одна ошибка может стоить свободы многим мутантам, а может быть, даже жизни. Во-вторых, Полярис считалась одним из сильнейших мутантов, которые сейчас были у подполья. Ее шансы выбраться из пекла, если ситуация пойдет не по запланированному сценарию, были очень высоки, потому что в мире чертовски много металла, который для нее - лучший друг и защитник.

Но сегодняшняя встреча с потенциальным новым жителем лагеря пройдет вдали от металла, на окраине, где заканчивается город и начинается лес. Он опасается возможной засады. Лорна уважает чужую паранойю, но чувствовала себя бы гораздо увереннее, если бы встреча состоялась в городе. Или бы если ей не пришлось идти одной в виду того, что остальные заняты другими заданиями. Но Лорна не думает об этой, если бы ее спросили о том, как ей удается так уверенно держаться в критических ситуациях, то она честно бы ответила, что просто как-то забывает испугаться, думает об этом лишь тогда, когда все кончилось. Вот и сейчас девушка гонит тревожные мысли прочь, проверяя ножи, которые всегда при ней на всякий случай. С ними Полярис готова нашинковать, как капусту, любого, кто сочтет хрупкую девушку легкой добычей. Она приехала несколько раньше, чем нужно, чтобы проверить территорию, и не найдя ничего подозрительного, ожидала у машины мутанта. Она знала о нем до обидного мало, но его способность, а именно сверхслух, может оказаться для них очень полезной. Впрочем, Полярис не делила мутантов на сильных и слабых, ну, то есть, безусловно делила, оценивала чужие способности, сравнивала их со своими, но ценность жизни каждого мутанта была для нее превыше всего, и неважно, насколько он силен. Каждый мутант - бесценен.

Девушка услышала странный шорох листьев где-то справа от себя и разочарованно вздохнула: неужели все-таки были верны ее подозрения о том, что нет никакого мутанта нуждающегося в помощи и все это лишь уловка, чтоб выманить ее? В поисках источника шума Лорна пошла вперед, и все, что она сможет сказать в дальнейшем, так это то, что запомнила лишь вспышку красного света и ветер, который сбил ее с ног и куда-то понес.

Очнулась Полярис в лесу, но беглый взгляд по сторонам дает ей удивительную информацию о том, что находится она явно в каком-то другом месте, не там, где потеряла сознание. Как минимум в пользу этого довода свидетельствует то, что очнулась она на берегу реки. И не просто реки: девушка давно не видела такой кристально чистой воды. Поднявшись на ноги, Лорна проверила, что ничего не сломала себе при этом странном падении…нападении? Что это все-таки было? Кто-то напал на нее, перевез ее в другое место и бросил одну. Но зачем? Почему ее не убили или не взяли в плен сразу? Голова, не пострадавшая при этом странном происшествии, начинала болеть в попытках осмыслить все эти вопросы, которые выдавал мозг. Слишком много вопросов без ответов, значит, надо искать их самостоятельно.

Если не знаешь, куда идти, иди в ту сторону, где слышится шум дороги или чьи-то голоса. Довольно небезопасный совет даже для мутанта, который может за себя постоять, не то что для простого человека, лес полон опасностей, и встреча с дикими животными - не самая главная беда. Голодный зверь может тебя убить и съесть, при встрече с жестоким человеком вряд ли все обойдется только этим.  Но другого совета, кроме как найти какой-то выход из этого леса, Лорна дать себе не могла, поэтому продолжала идти вперед и довольно быстро вышла к неизвестному ей поселению. Она даже не могла сказать, из какого материала были построены эти дома. Отличать один металл от другого так, чтобы уметь определить название этого металла, Лорна пока не умела, но вот точно могла сказать, что это металл она чувствует впервые. Это было ей однозначно понятно…и это было последнее, что ей было понятно. Дальше закончились какие-либо мысли в голове, девушка лишь стояла, как вкопанная, и с широко открытыми глазами смотрела на летящие по воздуху корабли. А потом и на то, как из них выходят люди, одетые в какую-то броню, и открывают стрельбу по всем, кто находится на их пути. Здесь мозг, перегруженный вопросами о том, что происходит и происходит ли оно вообще наяву, отключился, и у Лорны включился некий автопилот.

Стреляли они не пулями, а зарядами энергии. Это плохо. Зато в их броне был металл, поэтому ситуацию нельзя было назвать совсем безнадежной. Но Полярис была напугана так, как не боялась никогда в жизни. Она не понимала, где она, кто все эти люди, она просто пыталась убежать подальше от этого всего. Отбрасывала от себя штурмовиков, меняла направление выстрелов, управляя рукой стреляющего, использовала подручные металлические предметы, вроде металлической арматуры, которую бросил кто-то из жителей деревни, словом, бежала и прорывалась вперед, выцарапывая зелеными всполохами энергиями свой путь на свободу. Но подкрепление вышло ей наперерез, и Полярис не успела отреагировать, да и слишком их было много. И вот этот огромный странный автомат упирается ей прямо в грудь и заставляет ее отойти и встать в строй рядом с теми, кого солдаты взяли в плен. Чтобы не бояться, не нужно об этом думать. Вообще ни о чем не думай, просто дыши, говорит себе Полярис и закрывает глаза.

Гудение чего-то механического у ее уха заставляет ее их открыть. Лорна видит перед собой человека в шлеме, полностью скрывающем лицо, и черной мантии. Меч, который он приставил к ее шее, энергетический, но без сомнения действенное оружие. В голове вертятся различные варианты ответа на его вопрос, например: «Ты кто вообще такой?», «Какое Сопротивление?», «Где мы находимся?», но вряд ли такой ответ сможет купить ей свободу.

- Я не понимаю, о чем ты сейчас говоришь и что здесь вообще происходит, - говорит она напрямик. Ей не надо видеть, она знает, что ее руки сейчас светятся зеленым свечением, Полярис собирается с силами. Если он убьет ее, то она должна успеть и его оставить без головы, в его шлеме достаточно металла для этого. Патовая ситуация, вспоминает она краем сознания термин из шахмат.


ЗАЯВКА ВЫКУПЛЕНА.
прием осуществляется с одобрения заказчика.

0

64

http://kingscross.f-rpg.ru/viewtopic.ph … 25#p128325



DC
https://66.media.tumblr.com/c783fe2736d9f61600cc2409dda5d850/tumblr_o5h1u9bQgc1vn5es1o2_1280.jpg
https://66.media.tumblr.com/6d07694baae31d84478690fe3c8f3979/tumblr_o5h1u9bQgc1vn5es1o3_1280.jpg

Helena Bertinelli 26-28
Cassandra Cain 22-24
Stephanie Brown 17-19
леди-мышки, защитницы Готэма, мои лучшие подруги
внешность на ваш выбор, при необходимости помогу


Кто и Зачем
Ибо Бетгерл — это диагноз посерьезнее шизофрении. Неизменная часть моей семьи. Каждая прекрасна и уникальна по-своему. С каждой отношения обсудим отдельно и подробно. С графикой помогу в меру сил. И вообще, слишком много мальчишек, давайте покажем им, как именно это делать надо? хд
Вы нужны мне, девушки! Свяжитесь со мной до регистрации/после нее, если есть какие-то вопросы, да и просто так, поболтаем, состряпаем подходящую биографию. По сюжету плащ Бэтгерл свободен, и мне кажется Кассандра или Стефани вполне сейчас могут его занять, а Хелену я все же предпочла видеть уже в роли Охотницы. Было бы интересно развить Барбару именно как наставницу, которая переживает падения своей подопечной, как свои собственные.

0

65

http://kingscross.f-rpg.ru/viewtopic.ph … 57#p133357


DC
https://66.media.tumblr.com/1fb759d9a38ca2dee7896efcd9ead79e/tumblr_pc8nlh6vy61rjnsqio8_400.gif https://66.media.tumblr.com/0d67780ec77b3822c3c58f62185e3e0a/tumblr_pc8nlh6vy61rjnsqio5_400.gif
https://66.media.tumblr.com/f6a194e8f95760d54f7d9134a1ee4029/tumblr_pc8nlh6vy61rjnsqio9_400.gif https://66.media.tumblr.com/f1efb67dbd7ed3ab416c196d51eca2e0/tumblr_pc8nlh6vy61rjnsqio2_r1_400.gif
Asher Angel & Zachary Levi

Billy Batson [Captain Marvel | Shazam] 14-15 [unk]
школьник-супергерой, просто редкостная заноза в заднице


Кто и Зачем
Сразу и честно скажу, что Билли по комиксам я знаю не очень хорошо - в основном при взаимодействии с Лигой или другими персонажами, поэтому я целиком и полностью "за" фильмовую биографию, тем более, что как говорят некоторые статьи они близка к комиксам.
На полноценную заявку меня пока не хватит, потому что я пребываю в некотором смятении, но подросток в теле большого сильного мужчины, супергероя даже - это должно быть очень интересно отыгрывать, примеры нам в трейлере уже показали. Кто еще мог додуматься использовать мощь Зевса, чтобы заряжать телефоны незнакомых людей, а?
Билли находится в самом начале своего пути становления супергероя и ему определенно нужен наставник, почему бы этим наставником не стать Диане? ребенком в Лиге больше, ребенком меньше, уже не велика разница хд Хотя безусловно, она будет не в восторге, мягко говоря, что сам Билли еще так юн и может пострадать. Возможно поэтому выберет из двух зол меньшее - пусть он лучше будет у нее под присмотром и она лично будет заниматься его тренировками.
В общем, простор для взаимодействия огромный, а касту ДиСи определенно нужен такой персонаж, чтобы разбавить общую серьезность и мрачность хд
Зовите в гостевой, прилечу со скоростью Меркурия, посмотрим, кто из нас быстрее? хд

0


Вы здесь » это Питер, детка ♥ » Партнерство » KINGSCROSS